Профилактика болезней является, безусловно, одним из важнейших вопросов стоящих перед армией в походе. Не имея организованной системы мер по профилактике и лечению инфекционных заболеваний, армия могла потерять умершими от болезни не меньше, чем убитыми на поле боя. Первое появление заболеваний было отмечено весной, во время движения Великой армии по направлению к Москве. Смертельно опасные инфекционные болезни стали напастью в первую очередь для французской армии, которая первой попала под удар этой напасти. Однако вслед за неприятелем от болезней начала страдать также и русская армия и даже мирное население. Наиболее распространенными болезнями были сыпной тиф, окопная лихорадка, а так же разного рода кишечные заболевания, поразившие солдат в результате неправильного питания и антисанитарии.
Наиболее опасное из заболеваний – сыпной тиф. Это характерное заболевание военного времени, передаваемое от больного человека к здоровому клещами.

Возникновение

С увеличением боевых потерь и наступлением холодов, а также в связи с недостатком продовольствия и антисанитарией, начали учащаться случаи инфекционных заболеваний. Особенно провоцировал болезнь нестабильный и случайный рацион французских солдат, вынужденных питаться любыми продуктами, которые попадут к ним в руки. Другой причиной возникновения таких страшных заболеваний, как сыпной тиф и окопная лихорадка стали вши, которые были следствием антисанитарных условий в армии. Сначала возникали отдельные очаги болезни, потом она начинала распространяться по армии: "Тиф, порожденный в Отечественную нашу войну в 1812 г., по огромности и разнородности армий и по стечению и высокой степени всех бедствий войны, едва ли не превосходит все военные тифы, бывшие до сего времени. Он начался в октябре месяце: от Москвы до самого Парижа по всем дорогам бежавших французов появлялся тиф, особенно убийственный по этапам и госпиталям, и отсюда распространялся в сторону от дорог между обывателями". Фактически французская армия превратилась в ходячего разносчика инфекции, от чего страдали не только войска, но и жители поселений, через которые она проходила. Об этом пишет доктор Генрих Роос: "Занесли эту болезнь мы, пленные, т.к. у нас я наблюдал отдельные случаи заболевания еще в Черничной, и развитие этой болезни во время отступления от Москвы. Здесь я имел возможность более внимательно проследить течение этой болезни, сопровождавшейся, в большинстве случаев, смертью".

Симптомы, Справочник по болезням 2012: "Температура тела повышается с небольшим ознобом и уже ко 2-3 дню устанавливается на больших цифрах (38-39С), иногда она достигает максимальной величины к концу 1 суток. В дальнейшем лихорадка имеет постоянный характер с небольшим понижением на 4, 8, 12 день заболевания. Рано обнаруживаются резкая головная боль, бессонница, быстро начинается упадок сил, больной возбужден (разговорчив, подвижен). Лицо красное, одутловатое. Кожа сухая, горячая на ощупь, в первые дни потоотделения почти не бывает. Наблюдаются  увеличение печени и селезенки (с 3-4 дня заболевания). Сыпь появляется на 4-5 день заболевания. Она множественная, обильная, расположена преимущественно на коже боковых поверхностей груди и живота, на сгибе рук, захватывает ладони и стопы, никогда не бывает на лице".

Вот как описывает свои ощущения доктор Генрих Роос, заразившийся тифом : "Посетив, осмотрев и перевязав большую часть моих больных, я, переходя из одного дома в другой, внезапно заболел, словно пораженный молнией. Силы оставили меня, я упал на землю и потерял сознание. Так силен был припадок военной чумы, этой злокачественной и смертельной болезни, что я из всего происходившего со мной с этого времени, помню только то, что два русских солдата принесли меня в мою квартиру. Без сознания и в бреду провел я много дней.…Когда я принял лекарство, я подумал в первую минуту, что сойду с ума: во рту было такое ощущение, словно я принял горячий метал: жгло и кололо.  Я извивался по полу как червь, но никто не дал мне глотка воды. Долго мучился я, однако, перенес это жестокое мучение…."

В одном только военном госпитале в деревне Житьково, где лечили и русских, и французских солдат, в зиму 1812-1813 года от тифа скончалось 1500 человек. Так вспоминает о страшной силе болезни работавший в госпитале доктор Роос: "…военный тиф, или военная чума, господствовал в нашей деревне в невероятно страшных размерах. Болезнь эта свирепствовала и убивала с такой силой, что я не преувеличу, сказав, что умерла половина больных. Среди пленных смертность была еще значительнее". Трудно более ярко описать всю смертельную мощь этого недуга. Болезнь была настолько распостраненной и смертельной, что спустя многие годы некоторые историки причислят ее к наиболее важным факторам поражения наполеоновской армии в русской кампании.
В то время основным методом лечения сыпного тифа был курс витаминов, а так же врачебный уход за больным – постельный режим, присмотр, полноценное питание и т.д. Такое лечение могло занимать весьма продолжительное время. Позже, с открытием антибиотиков, появиться возможность значительно быстрее и эффективнее бороться с этим заболеванием.

Лечение и организация госпиталей

Все больные из полков направлялись сразу во временные госпитали или специальные больницы для "прилипчивых болезней", дабы обезопасить других солдат от возможности подхватить заразу. Методы лечения в госпиталях вырабатывались лично врачами в зависимости от характера болезни и тяжести ее протекания у каждого больного индивидуально. Таким образом соблюдался очень гибкий подход к лечению в каждом случае.

Высокое внимание уходу за больными и ранеными уделял главнокомандующий Кутузов, в журнале канцелярии которого среди важных пунктов, были отмечены многие мероприятия по медицинскому обеспеченью армии. Кутузов, будучи учеником Суворова, уделял большое внимание физическому здоровью солдат, что отмечалось даже в его официальных предписаниях, среди которых есть и такое: "предписываю корпусным начальникам строжайше подтвердить, чтоб нижние чины ни под каким видом не были допущаемы пить грязную воду, которая, как и из опытов дознано, служит последствием к болезням...". И такое внимание, безусловно,  дало положительный эффект.
Так пишет о русских госпиталях главный хирург французской армии Ларрей: "Привлекшие мое особенное внимание больницы сделали бы честь самой цивилизованной науке.…Четыре главные из них это: Шереметьевская, Голицынская, Александровская и воспитательный дом. Воспитательный дом расположен на берегу Москвы-реки под охраной кремлевских пушек, что без сомнения, лучшее во всей Европе из учреждений подобного рода".

Он же дает противоположную оценку французской санитарной службе: "Ни один враждебный генерал не мог выбить из строя столько французов, сколько Дарю, начальник интендантского управления французской армии, которому была подчинена санитарная служба".

Такие оценки, данные французским хирургом, приводят к пониманию того, как эффективно работали санитарные службы в разных армиях.

В русской армии, еще со времен Суворова, был выработан комплекс мер по профилактике инфекционных заболеваний среди солдат.
Важнейшей мерой предотвращения заболеваний являлась личная гигиена. Среди мер, предписанных для поддержания здоровья бойцов, были:

•    Должное комплектование бойцов бельем и продовольствием (включая запасные рубахи, портянки и т.д.)
•    Приучение их к соблюдению чистоты
•    Соблюдение правила не употреблять в пищу случайные продукты и не пить грязную воду
•    При неизбежной необходимости употреблять таковую, производить ее дезинфекцию, для чего в нее рекомендовалось добавлять уксус

Среди прочих, важной частью личной гигиены русских солдат было регулярное посещение бани, так как именно банные процедуры позволяли эффективно поддерживать чистоту и крепкое здоровье солдат. Сочетание из должного комплектования бойцов и приучения их к личной гигиене позволяло максимально соблюсти принцип того, что лучше и проще поддержать здоровье человека, нежели вернуть его больному. Однако надо оговориться,  что в особо кровавые дни войны, при массовой смертности и грязи на дорогах задача поддержания здоровья солдат значительно усложнилась, так как не редкими были случаи, когда вспышки заболеваний провоцировали гниющие трупы павших.